О РАБОТЕ С МАССОВЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ

Критическая поддержка КПРФ, работа с жёлтыми профсоюзами, исторический опыт

В российском левом движении существует серьезная проблема, связанная с отношением к массовым организациям. Заключается она в том, что многие боятся вообще иметь какие-либо дела с такими организациями, как КПРФ или ФНПР, говоря, что работать с ними – «зашквар», ведь одни как минимум оппортунисты, а другие вообще открыто стелются под власть. Конечно, эти утверждения будут формально верны, но неверно будет отказываться от работы с такими организациями, за которые голосуют миллионы рабочих, или в которых состоят миллионы рабочих.

Конечно проще будет написать хорошую революционную программу и смотреть на процесс с точки зрения своей маленькой организации, думая, что вот сейчас мы привлечём на свою сторону массы, если у нас будет супер крутая программа. Но это ошибка. Историю творят огромные массы людей, а не маленькая группа, имеющая замечательную программу. Поэтому необходимо учитывать в своем анализе точку зрения этих самых миллионных масс.

Как показала история и практика, рабочие, участвующие в реальной борьбе за свои интересы, без каких либо проблем готовы поддержать самую правильную программу той организации, которая боролась вместе с ними. Но если эта программа маленькой организации, то вся поддержка ограничится незначительными действиями. Рабочий класс не видит силы в маленькой организации и вынужден обращаться к массовым объединениям, где он имеет возможность выражать своё недовольство капитализмом.

Стоит понимать, что КПРФ не соответствует своему названию, является оппортунистической и т.п. Это понятно сейчас участникам небольших радикально левых организаций. Для остальных людей, для миллионов людей, она является коммунистической, и люди думают, что голосуют за коммунистов и коммунизм. Именно эти люди нас и интересуют, именно поэтому необходимо делить сторонников КПРФ на оппортунистов и карьеристов с одной стороны, и на остальную рядовую массу с другой стороны. Конечно, могут сказать, что масса какая-то не та, несут какую-то чушь, зачем с ними работать и т.п. В таком случае давайте откажемся от массы и останемся маленькой сектой, чистой от «всякой чуши», но совершенно не фертильной. Ведь общество не состоит сплошь из идеальных революционеров, у нас нет пока других рабочих. И логика классовой борьбы подсказывает нам работать с тем, что имеем.

Меж тем, основным отличием марксизма от утопического социализма и домарксового революционного коммунизма является научный метод. Он состоит в том, что Маркс не подгонял действительность под идеальную схему, созданную усилиями разума очередного обновителя мира, а исследовал реальную действительность, реальное общество, и в его действительном движении, в борьбе противоречий в нем находил те прогрессивные тенденции, развитие которых должно привести к коммунистической революции. Общество разделено на два неравных по размерам класса — эксплуататоров и эксплуатируемых, и все общественные проявления, в том числе и политики, являются отражениями классовой борьбы. В современном российском обществе, основа политической жизни — это противостояние партии власти и КПРФ, как наиболее массовой оппозиционной силы. КПРФ аккумулирует голоса униженных и оскорбленных, недовольных статусом-кво людей, прежде всего рабочего класса. Речь идет о более 10 миллионах человек. Социологические исследования показывают, что в подавляющем большинстве голоса за КПРФ — это голоса рабочего класса. В общественном сознании любая коммунистическая агитация воспринимается как агитация за КПРФ. А как известно, идея, овладевая массой, становится материальной силой. Бессмысленно анализировать предательство вождей КПРФ, их зачастую звучащие реакционные заявления, недостатки программы или ущербность списков выдвигаемых кандидатов. Значение имеет именно массовое сознание. Воля рабочего класса, так или иначе, выражена в настоящий момент в КПРФ. Плохо это или хорошо, это объективная действительность, с которой мы вынуждены считаться. Поэтому людям, утверждающим о буржуазном характере КПРФ, надо сказать: эти люди просто ничего не понимают в политике.

Если мы хотим привнести революционную программу в рабочую массу, мы должны работать с КПРФ, которая в силу исторических обстоятельств собирает вокруг себя абсолютное большинство политически активных рабочих. Политика — это там, где миллионы. Позор тем, кто бежит от массовых организаций.

То же самое можно сказать и о работе с жёлтыми профсоюзами. Существует мнение, что даже если на предприятии есть жёлтый профсоюз, где состоят почти все рабочие, то необходимо обязательно создавать независимый из нескольких человек. Какой в этом смысл? Никакого. Перед вами имеется желтый профсоюз, но в нём состоит много рабочих, не лучше было бы захватить такой профсоюз, чем отделять от него несколько рабочих и тем самым отделяя себя от остальной рабочей массы? Зачем отдавать массу вождям-соглашателям? Наша задача завоевать массу, а не отстраниться от неё.

Конечно, говоря о жёлтых профсоюзах, все вспомнят ФНПР, которая является самой крупной организацией в России, и на которой держится власть Единой России. Уже это говорит нам, что необходимо всеми силами оторвать у буржуазии миллионы рабочих, которых использует верхушка профсоюза в интересах правящего класса. И что интересно, несмотря на кажущуюся мёртвую структуру организации, её подразделения проводят и забастовки, и акции протеста. Да, ФНПР обычно либо бездействует, либо всё сливает, на то её лидеры и поставлены как предатели рабочего класса. Но стоит также отметить примеры, когда местные профсоюзные организации перерастали своё федеральное руководство и оказывались достаточно «экстремистскими» для нынешней власти, чтобы после забастовочных мероприятий на профлидеров заводились уголовные дела, например так было с коммунальщиками Камчатки, лесовиками Архангельской области, нефтяниками ХМАО.

Далее. Нам скажут, что мы позоримся, работая с этими плохими организациями. А кто скажет? Небольшая кучка лиц, которая борется за свою ритуальную чистоту? Мы можем обратиться за историческим опытом к известной
партии большевиков, которая, как известно, в свое время успешно завоевала власть.

Вначале хотелось бы дать ссылку на работу Ленина «Детская болезнь левизны в коммунизме», где как раз таки идёт призыв работать и с оппортунистическими партиями, и с жёлтыми профсоюзами. Пересказывать не буду, чтобы не портить удовольствие от чтения, просто советую ознакомиться с работой этого авторитетного товарища, с его позицией, чтобы получить мощную прививку от ультралевацкой глупости.

Теперь об исторических примерах деятельности Большевистской партии. Коротко можно вспомнить следующее: участие большевиков в гапоновских демонстрациях, то есть акциях, которые организовывал православный священик, причем, находящийся на официальном финансировании царских спецслужб. Участие большевиков в зубатовских профсоюзах, которые были прямо созданы охранкой для контроля рабочего движения. Работа в зубатовских организациях была необходимой: она не давала охранке оторвать рабочих от политики.

Короче говоря, большевики не боялись «зашквариться», они были практичны и прагматичны, работали везде, где была масса. Везде они пытались эту массу оторвать от правящего класса и от прослойки ренегатов и организовать в социал-демократические организации своей партии.

Хочу привести ещё один любопытный исторический пример. В 1917 году произошла Февральская революция, царь был свергнут, образовалось Временное правительство, и альтернативные советы. Как мы знаем, большевики в советах оказались в меньшинстве, да и вообще их было немного. Но, несмотря на меньшинство, большевики выдвигают свой знаменитый лозунг «Вся власть советам!». Да, тем советам, где большинство было у эсеров и меньшевиков. Зачем же они это делали? Зачем они призывали соглашательские партии брать власть? Ленинцы, призывая эсеров и меньшевиков взять власть, и сбросить буржуазию, тем самым били по самим эсерам и меньшевикам, которые власти брать не собирались, то есть были теми самыми оппортунистами. Рабочая масса, видя это, переходила на сторону большевиков, и в конце концов большинство перешло к большевикам. Проще говоря, большевики очень честно добились раскола между рабочей массой и лидерами-соглашателями.

Предложив союз оппортунистам, предложив им поддержку в завоевании власти, большевики тем самым создали мост между своей партией и массой рабочих, оказавшихся в оппортунистических партиях, на практике показали рабочим сущность и предательство оппортунистов. Но если бы большевики стояли в стороне и просто бы критиковали другие партии, то массе они были бы просто не интересны, хотя бы потому, что их просто было бы не видно и не слышно.

Можно вспомнить и других известных деятелей, вроде Маркса и Энгельса, которые просто взяли и вступили в Демократическую партию Германии(!), создав там свою коммунистическую фракцию. Потом они создавали Международное товарищество рабочих, где они объединились с организациями, по взглядам очень непохожими, но именно работа с ними дала возможность распространить революционную программу на массы пролетариев.

Вот какова практика наших предшественников. Как оказалось, практика исторически верная и позволявшая добиваться великих свершений. Кто этого не понимает и не хочет понять, тот обречён на поражение.

Говоря же в целом, конечно, нам строго необходимо быть принципиальными и бороться против соглашательства, реформизма и прочих отрыжек буржуазности, это также архиважно, и не стоит этого упускать. Успех работы с массовыми организациями также зависит и от принципиальности, и стойкости революционеров.

Убеждённость, революционность, принципиальность с одной стороны, и в тоже время работа с массой, с массовыми рабочими организациями – вот залог успеха. Массы, с неправильными взглядами, одураченные вражьей пропагандой и собственными вождями-предателями, именно они в итоге совершат революцию. Такова реальность, никаких других масс у нас попросту нет. Работать, убеждать и завоёвывать массу на нашу сторону – наша главная задача!

Да здравствует победа рабочего класса!

Иван Антохин

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+

Добавить комментарий