Завод им. Хруничева: ликвидация, увольнения, классовые уроки

Еще в прошлом году в СМИ начали появляться тревожные сигналы, указывавшие на кризис ГКНПЦ имени Хруничева в Москве. Последние новости и визит активистов РРП на проходную завода подтвердили худшие опасения — одному из крупнейших ракетостроительных заводов в ближайшей перспективе грозит ликвидация и массовые увольнения.

Напомним: ГКНПЦ имени Хруничева — один из крупнейших производителей в российской ракетно-космической отрасли, численность персонала на котором в 2012 году достигала 43,5 тысяч человек (с учетом филиалов и подразделений). Именно на этом предприятии производились знаменитые «Протон-М». До недавнего времени завод являлся чисто государственным предприятием и лишь в прошлом году был преобразован в акционерное общество, после чего началось стремительное движение к его ликвидации.

В 2017 году информационные ресурсы уже сообщали об убытках в 23 млрд. рублей и сокращениях персонала. За прошлый год активисты партии неоднократно посещали проходную завода и говорили с рабочими, однако в тот момент еще не было определенности относительно судьбы предприятия.

И вот, в недавние месяцы начался мощный поток информации указывающей на глубокий кризис предприятия: продажа непроизводственных активов (в частности — ДК им. Горбунова) и земли под коммерческую застройку, перетасовки руководящих лиц и, наконец, поступившее в начале июня сообщение о том что завод планирует «освободить» (т.е. ликвидировать) 217 производственных, лабораторных и т.д. корпусов. Для трудящихся на заводе это означает грядущие массовые увольнения (а речь идет о предприятии с многотысячным персоналом).

Для выяснения ситуации мы направились к проходной завода чтобы получить сведения из первых уст — от самих рабочих. Все догадки подтвердились — фактически идет процесс ликвидации предприятия. Работникам старшего возраста заранее предлагается выбор — увольняться в ближайшее время с выплатой трех месячных окладов, либо дорабатывать не рассчитывая на компенсацию при увольнении. Молодым сотрудникам не предлагают даже такого варианта. На вопрос «Предпринимает ли какие-то меры заводская ячейка профсоюза ФНПР?» ответы были противоречивые, а некоторые из опрошенных рабочих были даже не в курсе что на предприятии есть официальный профсоюз! В целом, представители трудового коллектива были поражены упадническими настроениями, которые проступали в таких фразах как: «Раньше вам надо было сюда приходить», «Все уже украдено и попилено», «Ничего мы уже не добьемся» и т.д.

Особую остроту ситуации придает то обстоятельство, что с учетом намеченной правительством РФ пенсионной реформы, наиболее уязвимой в рамках предстоящих увольнений оказывается прослойка рабочих предпенсионного возраста, большинство которых не сможет по-нормальному выйти на пенсию в ближайшие годы. При том нет никаких гарантий их трудоустройства после увольнения. Государство и акционеры завода следуют принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Как обычно, именно рабочие завода будут главными проигравшими в этой ситуации.

Абстрагируясь от очевидной трагедии упадка национальной космической отрасли, посмотрим на ситуацию с классовых позиции и наметим какие уроки нам преподносит случай ГКНПЦ.

Во-первых, трудящиеся не должны питать иллюзий о большей защищенности при работе на государственных предприятиях по сравнению с «частниками». Буржуазное государство, каковым является РФ, будет распоряжаться своими активами по той же логике, что и любой крупный капиталист и не остановится перед тем чтобы «кидать» рабочих, выбрасывая их на улицу без всяких гарантий или компенсаций (тем более, что государство защищено официальным аппаратом насилия в лице полиции и армии).

Во-вторых, у рабочих нет и не может быть иных союзников кроме классовой сознательности и коллективной сплоченности. Разобщенный коллектив — всегда легкая жертва для буржуев. Без коллективной классовой организации (пусть даже это только профсоюз) трудящийся человек, как правило, едва ли может отстаивать свои экономические интересы — он окажется один на один с мощной системой которая неизбежно его раздавит. Однако, если речь заходит о столкновении буржуя с солидарно действующей группой, то начинается принципиально иной разговор — тут уже со стороны буржуя будут и переговоры, и уступки, и боязнь предпринимать резкие репрессивные шаги. В этом же смысле следует всегда поддерживать тесную связь даже с «желтой» профсоюзной организацией: хотя она как правило фактически на стороне капиталиста, мощное давление коллектива может заставить ее руководство исполнять свои функции. Если же профбоссы отказываются делать свое дело, то необходимо создавать независимый «боевой» профсоюз на предприятии. Оптимальный вариант — наличие всесторонней поддержки не просто от профессиональной, но от политической организации рабочего класса.

В-третьих, необходимо всегда действовать превентивно пока еще есть возможность надавить на хозяев предприятия. Несмотря на все тревожные звоночки 2017 года производство не останавливалось, а заказы продолжали стабильно выполняться и к лету нынешнего года все пришло к описанной выше ситуации. Подобного можно было бы избежать при условии проведения превентивных забастовок еще когда сокращения только начинались. Даже «итальянская забастовка» могла бы стать достаточно эффективным методом давления пока у завода есть крупные производственные заказы неисполнение которых означает нешуточные убытки для хозяев предприятия. Однако, в данном случае момент был упущен.

Напомним: право на забастовку пока что гарантированно конституцией и трудовым кодексом (ТК РФ, Статья 409), так что бастующие рабочие не просто не совершают ничего предосудительного, но реализуют свои гарантированные на государственном уровне права. Конечно, забастовка не решает всех проблем разом, но она как минимум является платформой для легальной борьбы за свои классовые интересы и для коллективного сплочения трудящихся.

Наконец, в-четвертых, никогда не следует верить никаким благостным заверениям начальства и хозяев предприятия в духе «трудности временные», «все скоро наладится», «со всеми рассчитаемся». Их интересы противоположны интересам рабочих, они всегда обманывали и будут обманывать трудящихся — это показывает опыт даже не десятилетий, а уже столетий рабочей борьбы в разных странах. Они — наши классовые враги. Нам, наемным работникам, помощи ждать неоткуда: только мы сами можем себе помочь и только действуя коллективно, в классовой борьбе, своими руками можем взять то, что по праву является нашим.

Эти уроки мы должны вынести из случая с ГКНПЦ имени Хруничева.

Булаев Олег

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+

Добавить комментарий