К вопросу о «популизме»

Одним из самых расхожих понятий современной политической жизни в последние годы стал ярлык «популизм». Призраком популизма сейчас пугают едва ли не так же сильно, как некогда призраком коммунизма.

Что в действительности скрывается под этим названием? Если проанализировать все явления подобного рода, то нетрудно прийти к выводу, что популизм — это движения самого разного толка, выдвигающие «смелые», порой радикальные и способные завоевать популярность в массах лозунги. Лозунги эти могут быть как прогрессивными, так и реакционными, левыми и правыми либо комбинацией тех и других. Но отличительной особенностью этих лозунгов и всей популистской политики является то, что они не предлагают каких-либо коренных изменений в обществе и экономике, направляя гнев масс на второстепенные пороки, а то и вовсе на мнимые.

Тут сразу нужно указать, что левые латиноамериканские движения, приходившие к власти в девяностые и нулевые годы, такие как чавизм, которые тоже часто именовали популистскими (сам термин, кстати, происходит из латиноамериканской политической традиции), действительно проводили существенные прогрессивные реформы, часто выходя за рамки капитализма, поэтому эти движения нельзя сравнивать с тем явлением, которое именуют популизмом сейчас.

Также нужно заметить, что либеральная и консервативная пресса склонна называть популизмом вообще любое прогрессивное движение и вообще все, что выходит за рамки неолиберального догматизма и учитывает хоть в какой-то степени мнение народа.

Если в Европе сейчас распространен популизм националистический или неопределенного толка, вроде итальянского движения «Пять звезд», то в России мы можем наблюдать движение либерального популизма в лице Алексея Навального. За Навальным, который в последнее время пытается использовать левую риторику и рядится чуть ли не в социалиста, стоит команда крайних либералов. И не вызывает никаких сомнений, какая именно экономическая политика будет проводиться в случае его прихода к власти. Явно не социалистическая.

Приход к власти популистских политиков современного типа, как правило, ничего не меняет для трудящихся к лучшему. Популизм органически не способен решить ни одной действительно важной проблемы и не может предложить никакой программы в интересах рабочего класса и широких масс в целом. Выступая как борцы против элиты и разрушители сложившегося консенсуса, политики-«популисты» очень быстро заключают союз с правящим классом, потому что изначально были представителями определенной его части, а никакого механизма давления масс снизу в популистских движениях не существует, поскольку по природе своей эти движения авторитарны и опираются на атомизированное общество. Это, кстати, отличает их от традиционного реформизма, где, несмотря на власть бюрократического аппарата, в той или иной форме все же существуют традиции солидарности, низовой самоорганизации и демократии.

Причина подъема популизма в последние годы довольно очевидна — это следствие поражения левых, причиной чего, в свою очередь, являются соглашательство и предательство руководства массовых рабочих партий и отказ от работы с массами со стороны левых сект. Именно эти причины в свое время дали возможность подняться фашизму.

Однако отождествлять современный популизм, даже самого реакционного толка, с фашизмом, как это делают впадающие в истерику сектанты и борцы за политкорректность, — грубейшая ошибка. Эти движения в отличие от фашизма не имеют идеологии. Напротив, полная деидеологизированность — это их отличительная черта. Они не борются за улицу с помощью погромщиков и не угрожают буржуазной демократии, когда приходят к власти, а действуют в ее рамках.

Осознавая абсолютную «системность» и буржуазность популистских политиков, мы должны понимать, что т. н. популизм все чаще становится выразителем недовольства широких масс против капитализма и неолиберализма, а также против прогнившей и в действительности антидемократической политической системы. Это недовольство проявляется порой в уродливой форме, но оно искренно и отражает глубокие противоречия современного капитализма.

Поэтому грубейшей ошибкой было бы объявлять голосующую за «популистов» массу реакционными и отсталыми элементами и отмахиваться от нее, как это делают политкорректные сектанты. Напротив, мы должны найти дорогу к этим массам.

Популизм сейчас начинает становиться таким же средством выпускания пара, каким был и пока еще остается реформизм, начинающий утрачивать свои позиции. При этом важно понимать следующий момент. Ни в коем случае нельзя отождествлять популистские движения с левыми реформистскими партиями, традиционными для рабочего класса. Традиционные реформистские партии, так или иначе, объединяют и организуют людей вокруг социалистической программы, пусть даже руководство этих организаций давно про эту программу забыло, популисты же просто собирают людей под случайные лозунги, часто реакционные.

Если по отношению к реформистским рабочим партиям нам необходима тактика единого рабочего фронта, то мы не можем идти на какой-либо политический союз с националистическими или либеральными популистами. К счастью, в этом и нет никакой необходимости. Популистские движения, как правило, очень аморфны в организационном отношении, они не являются традиционными организациями для рабочих и других угнетенных слоев. И поэтому в данном случае мы можем апеллировать к массам напрямую.

Однако, если отдельные популистские лидеры и движения мобилизуют народ под какое-либо прогрессивное требование, участвуют в социальном народном протесте, мы, конечно, в текущей борьбе неизбежно будем пересекаться с ними на общих публичных мероприятиях. Но такое сотрудничество будет носить скорее случайный характер и не может служить основой нашей тактики.

Левое движение находится в последние годы почти во всем мире в тяжелом кризисе, хотя есть и немало примеров того, что идеи социализма снова могут вдохновлять массы. Наша задача — вернуть рабочий класс и все угнетенные слои под красные коммунистические знамена. А теперь эта цель включает в себя также задачу вырвать их из-под влияния буржуазных проходимцев и демагогов. Но для этого недостаточно иметь правильную революционную программу. Нужно идти с ней в массы, пусть и самые «отсталые», и доказывать свою правоту не только на словах, но и на деле.

Михаил Дороненко

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+

Добавить комментарий