ВОЗДЕРЖАНИЕ ВРЕДНО, или итоги избирательной кампании в Москве 2018 года

Очередная победа партии власти на президентских выборах, с одной стороны, ввергла в уныние всё сколько-нибудь политически активное население страны; с другой стороны, вселила власти уверенность в возможности осуществления самого грандиозного грабежа населения без сопротивления с его стороны. Рост цен и падение заработных плат в последние годы сопровождались ростом числа мультимиллиардеров и истощением бюджета страны. Для предотвращения экономического краха необходимо было решиться на масштабное изъятие средств – и средства решили изъять у бедных. Так родилась идея пенсионной реформы, с которой наши власти возились последние 10 лет.

Однако, несмотря на апатию, масштабы ограбления и перспектива огромного числа людей остаться без пенсии вызвали к жизни новую, весьма широкую волну протестов, захватившую не только традиционные оппозиционные организации, но и вполне, казалось, лояльную ФНПР, выступившую с резкими требованиями об исключении из профсоюза всех сторонников пенсионной реформы. Вот на таком фоне началась избирательная кампания по выборам мэра Москвы.

Избирательный закон, содержащий положение о муниципальном фильтре выдвижения кандидата, исключал возможность выдвижения кого бы то ни было, кроме как кандидата от КПРФ. Она, переживая внутренние дрязги, не смогла выдвинуть никого, кроме относительно нейтрального во внутренних конфликтах левого технократа Кумина, около 15 лет работающего с КПРФ и известного своей работой в качестве главы избирательного штаба Зюганова на президентских выборах. Имея весьма призрачные надежды не то что на победу, но хотя бы на второй тур, коммунисты исхитрились поругаться насчёт личности кандидата, словно это имело принципиальное значение. В качестве альтернативы предлагались Шувалова или Рашкин. Извне КПРФ в рамках тактики единого фронта кандидат был поддержан Левым Фронтом, Революционной Рабочей Партией и инициативными группами жителей, входящих в так называемый Моссовет.

Одновременно с избирательной кампанией начались массовые выступления граждан против пенсионной реформы, и левые силы Москвы должны были совместить агитацию за протестные мероприятия и своего кандидата в одно и то же время. Практически каждый день в районах Москвы происходили агитационные и протестные митинги. Однако, несмотря на самоотверженность организаторов и участников, число оных было весьма невелико, и охват этих митингов был довольно мал, учитывая, что в Москве проживает 12 миллионов человек. Внутренние конфликты в КПРФ и общая деморализация организации привели к тому, что она почти не участвовала в агитации за собственного кандидата. В районной организации КПРФ не проводили мобилизации, и на всех митингах в основном было небольшое число активистов из «Надежды России» Нины Останиной; не обходилось и без депутата Зубрилина. Постоянно присутствовали на всех агитационных мероприятиях активисты ЛФ и РРП. И лишь РРП пыталась вносить политическую повестку в обсуждение мелких коммунальных проблем. Митинг от митинга, видя положительную реакцию публики на выступления РРП, всё больше политизировались и Останина с Зубрилиным. Если первоначально КПРФники боялись прямых политических тем, стараясь держаться в своих выступлениях мелких социальных вопросов, то потом они становились всё смелее и смелее.

Однако, надо понимать: как бы ни была успешна наша агитация в районах, охват её, опять же, был ничтожен, как и наши собственные силы. Параллельно этому шла агитация за массовые протестные мероприятия против пенсионной реформы – в частности, за акции 28 июля и 2 сентября. РРП на ежедневных пикетах раздала десятки тысяч листовок, встречая положительный отклик самых разных слоёв населения. Мы увеличили узнаваемость нашей организации в городе; выросла наша поддержка; мы получили множество контактов наших сторонников. Несомненно, это является хорошим заделом на будущее, но, как говорилось выше, наши силы были недостаточно велики для того, чтобы решительно переломить политическую ситуацию.

Ещё в самом начале избирательной кампании в левом движении Москвы и в самой РРП началась жёсткая дискуссия по поводу отношения к предстоящим выборам. Предстоящие антинародные реформы правительства с неизбежностью должны были вызвать массовое общественное негодование, что найдет своё выражение через традиционные массовые организации. К таким организациям обратятся миллионы недовольных хотя бы потому, что они не знают других. Все это наши противники знали, но при этом возражали нам, что такие массовые организации, как КПРФ, полностью дискредитировали себя и новая волна социальной активности пройдет мимо них.. Развитие событий показало нашу правоту. Наш прогноз оправдался вполне – и более чем! Общероссийские протестные мероприятия, организованные КПРФ, по численности намного превзошли хвалёные навальнинги и прочие либеральные сборища. Масса трудящихся, пришедшая к политической активности, однозначно продемонстрировала свою приверженность идеям коммунизма. Тем не менее, противники работы с массовыми организациями с упорством, достойным лучшего применения, продолжили искать альтернативы. Так, в вопросе о выборах вместо однозначной позиции поддержки кандидата от коммунистов они высказывали широкий спектр мнений – от поддержки кандидата от ЕдРа до бойкота выборов – так колеблются их позиции. Никакого влияния на массы эти сектанты не оказывали, но увлекли своей пропагандой часть политического актива, ослабив единый фронт против буржуазии. По существу, за нашей спиной велась работа на власть капиталистов, в то время как РРП и ЛФ боролись против Собянина, против партии власти, против буржуазии в целом. То есть сторонники идейной чистоты и воздержания боролись вместо буржуазии с нами. Их деятельность сводилась не к агитации масс на протесты, не к поддержке коммуниста на выборах, не к какой-либо активности в борьбе с режимом – они лишь участвовали в распространении клеветы на тех, кто такую борьбу ведёт, прикрываясь мнимой чистотой политических лозунгов, программ и заявлений.

Как и следовало ожидать, оппозиция потерпела поражение на прошедших выборах. Чрезвычайно низкая явка на выборах привела к тому, что к избирательным урнам пришли в основном сотрудники бюджетных учреждений, которых по разнарядке пригнали голосовать за начальство. Удельная доля зависимых и подневольных людей оказалась слишком большой. К сожалению, как показывает мировой опыт, при низкой явке всегда побеждают кандидаты действующей партии власти, которых избирают при молчаливом безразличии к основной массе населения.

Как показал опыт прошедшей избирательной кампании, с какими бы массовыми организациями мы ни работали, в организационном плане мы можем рассчитывать только на самих себя. Деморализация и общая апатия всех уровней руководства КПРФ показывает, что работая с ней, мы должны брать инициативу на себя во всяком деле, не рассчитывая на то, что наши соседи будут проявлять активность. Наши задачи – установление прямых связей с политическим активом на местах и непосредственная организация борьбы. Мы должны построить сеть связей в каждом районе, на каждом заводе. Опыт совместного участия в избирательной кампании, безусловно, нам в этом пригодится. Вовлекая в свою работу возможно большее число людей и связывая их с активистами по месту жительства и на производстве, мы должны выйти на новый качественный уровень и стать способными самостоятельно мобилизовывать широкие массы трудящихся. До последнего времени масштаб нашей организации позволял нам достигать успехов лишь локально, на отдельных предприятиях, отдельных рабочих общежитиях. Сейчас же нам необходимо стать общегородской политической силой, узнаваемой в городе и способной доносить свое мнение до города. Опыт, полученный нами, не должен пропасть напрасно – мы должны использовать предстоящий год для подготовки к выборам в Городскую Думу, с тем чтобы оказать на них максимальное влияние, по возможности выдвинув своих кандидатов.

Могут возразить, что участие в выборах, ориентация на них есть уход с революционных позиций на позиции реформистские. Однако это не так. Для непосредственно революционного действия необходимо быть способными мобилизовывать массы, и именно этой задаче отвечает наша тактика. Вмешиваясь в любые массовые политические движения, будь то уличный протест или выборы, мы стремимся донести до максимального числа людей нашу революционную программу, расширить базу наших сторонников и получить необходимую силу для ее реализации.

Всякое воздержание вредно. Подобно тому, как граждане, воздерживающиеся от выборов своим равнодушием, способствуют увековечению власти эксплуататоров, революционеры воздерживаются от легальных форм борьбы и тем самым отдаляют революцию.

Сергей Биец

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+

Добавить комментарий