Заявление ЦК РРП по ситуации в партии от 31 августа 2018 г.

Наше общество разделено на два во всем враждебных класса, борьба между которыми идет непрерывно. Противоборство партий на буржуазных выборах также является одним из проявлений классовой борьбы. Классы имеют свои политические организации, соответствующие уровню классового самосознания масс в данный конкретный период. Политическим представителем господствующего класса буржуазии, соответственно, является партия Единая Россия, а крупнейшим представителем рабочего класса является КПРФ. РРП также является рабочей партией – объективным фактором исторического развития, но политическая борьба – это борьба миллионов, а не сотен, поэтому основное противостояние на сегодняшний день идет между Едром и КПРФ.

Несмотря на соглашательство и буржуазный характер руководства, КПРФ вынуждена проводить свою политику в интересах рабочего класса. Пусть непоследовательно и не идейно, но все же выставлять коммунистические требования под давлением миллионов рабочих. КПРФ провозглашает преемственность большевистской традиции. Пусть для партийной бюрократии это и является пустой фразой, но вот для рабочего класса большевизм – это готовая революционная программа.

Нынешний момент выборов в совокупности с проведением правящим классом антисоциальных реформ заставляет общество приходить в движение. В сознании множества людей, ранее никак не участвовавших в политической борьбе, единственное, что дает надежду к переменам – это выборы. Очевидной необходимостью является совмещение выборной и пенсионной компаний. Это тот элементарный шаг, который призван возыметь огромное значение: толкнуть миллионы людей, несогласных с социальной реформой, на акт сознательного политического действия – голосования против Единой России.

Долгие годы массовое сознание было усыплено патриотическим угаром социал-шовинизма и лживым популизмом речей о стабильности, но машина пропаганды правящего класса уже не может обрабатывать требуемые запросы. Наступление капиталистов на рабочий класс приобрело радикальные формы и теперь даже самые отсталые рабочие, имевшие иллюзии в отношении Путина и Единой России, переходят на сторону коммунистов.

Единственной возможностью показать свое недовольство на выборах является голосование за КПРФ. Других кандидатов от рабочих организаций просто нет. И КПРФ сейчас открыто говорит, что голос за ее кандидатов – это голос против повышения пенсионного возраста. Как правительство воспользовалось проводимым в стране Чемпионатом мира по футболу, чтобы «под шумок» провести грабительскую пенсионную реформу, так и коммунисты должны использовать единый день голосования 9 сентября для наступления на буржуйскую сволочь.

В последние пять лет упадок и разброд окутали коммунистическое движение. С политической сцены ушел ряд организаций, имевших успех в конце нулевых, сократилась численность и традиционных массовых организаций. Мы вынуждены были хвататься за любую возможность укрепить силы. К моменту общегражданских протестов 2017 года Революционная Рабочая Партия имела около трех десятков работоспособных отделений, вышедших на протесты с коммунистическими лозунгами и сотни отдельных сторонников, разбросанных по всей стране.

Крупные общественные события требуют и соответствующей реакции на них. Прошел период вальяжных дискуссий и мелких стычек, нынешнее противоборство классов, спровоцированное пенсионной реформой, требует радикальных действий и единой тактической линии. Вопросы тактики вообще были всегда очень важны для коммунистов, и исторические расколы зачастую проходили по вопросу «как действовать прямо сейчас?», то есть необходимо было давать ответы на меняющиеся обстоятельства жизни миллионов людей, а не на абстрактные вопросы теории. Вот и нынче история предоставила шанс группе противников работы с КПРФ в нашей партии перестать быть незначительной внутрипартийной оппозицией и совершить переворот.

Традиционно партия придерживалась марксистской, ленинской и троцкистской тактики сохранения единого рабочего фронта с массами из таких организаций как КПРФ, чтобы в момент радикализации настроений масс под давлением объективной реальности дать им программу действий и организационное руководство. Но миллионы не знают и не доверяют небольшим леворадикальным сектам, они доверяют тем, кто рядом с ними ведет постоянную борьбу.

Игнорировать протесты под красным знаменем или подыгрывать действующей власти участием в бойкоте выборов – все это ведет к изоляции и сектантству. И теперь мы видим как представители «сектантской фракции» в РРП публикуют целые серии статей, оправдывающих действия различных групп, отколовшихся от партии в разные годы, в том числе тех групп, к которым они раньше были враждебны и исходу которых из партии они всячески способствовали. Тех групп, которые либо исчезли вовсе, либо остались на том же уровне развития с момента выхода из партии, не найдя отклика на свои ограниченные позиции.

Участие в едином рабочем фронте и борьба за массы, руководимые оппортунистическими вождями – вот вопрос, который должен был вызвать разногласия внутри нашей партии. 12 съезд РРП верно оценил роль КПРФ, как единственной крупной структуры, способной быть организующей силой протеста. На съезде выделилась заметно окрепшая группа «сектантов», и, несмотря на их очевидный проигрыш в дискуссии по вопросу работы с массовыми организациями, представителей фракции противников работы с КПРФ избрали в руководящие органы как старых проверенных товарищей. Но оперевшись на значительное число молодых членов партии, во многом имеющих максималистский образ мышления, а не марксистский, фракционеры предприняли попытку начать спекуляции на решениях съезда.

Надо отметить, что в последние три года в партию было принято множество юных коммунистов, которые искренне ненавидят всякого рода оппортунистов и продажных вождей, но которые еще совсем не имеют опыта и понимания сути политической борьбы. Их максимализм зачастую не позволяет им осуществить трезвую оценку развития массового сознания пролетариата и осознать необходимость ведения работы с еще только поднимающимся, еще не революционным, рабочим движением. Естественно, такая работа должна проводиться с использованием тех структур, вокруг которых пролетариат исторически традиционно организован или к которым, как к единственным ему известным, он примыкает новым потоком.

Сторонников традиционной (обозначенной еще на съезде 2002 года) партийной линии на работу с массовыми организациями обвиняют нынче в нарушении демократизма, в попрании устава. Но при этом в ходе всей дискуссии сектантская фракция постоянно подменяла политические вопросы организационными, а также личными склоками, с аргументацией ad hominem. Внутри партии образовалась даже группа формалистов, выступающая политически в целом с позиций традиционной линии, но принципиально отстаивающая формальный демократизм.

Формалистов не волнует, что противники работы с КПРФ идут на нарушение постановлений двух съездов; не волнует их также, что руководство данной стороны представлено лицами, выступившими на последнем съезде с речами о «фашистской КПРФ» и голосовавшими принципиально против пп 9 и 10 постановления высшего органа партии – съезда; не волнует, что принимая также и голословные, некритические резолюции в поддержку кандидатов от КПРФ, некоторые фракционеры, тем не менее, саботируют практическую работу. Ущербность такого подхода состоит в оправдании демократизма руководящих органов, идущего вразрез с централизмом, требующим исполнения решений съезда.

Честность в политике – результат силы. У фракции сила лишь во лжи и в спекуляциях на собственной позиции. Единственным разом, когда они честно и открыто выступили со своих позиций, было заседание Московского городского комитета от 22 июня. Убедившись далее в неподдержке низами партии их крайних позиций, они начали подковерные игры и интриги, при этом завуалировав первоначальное свое решение поддержкой КПРФ на словах.

Сторонники же традиционной линии партии на протяжении большей части конфликта были готовы к дискуссии, пока не стала поступать информация об открытом вредительстве: о сепаратных переговорах фракционеров со сторонними организациями, об отказе в распространении партийной газеты «Рабочая Демократия», о рекламе враждебных партии ресурсов в их листовках вместо партийного сайта и группы, о создании альтернативных ресурсов, о саботировании публикаций видеозаписей с московского кружка и, наконец, об организации схода с конкурентом кандидата от КПРФ Кумина, справедливороссом Свиридовым у завода им.Хруничева, в то время, когда уже была договоренность о сходе с кандидатом от КПРФ.

Особо стоит прояснить ситуацию со сходом рабочих завода им. Хруничева. Курированием развала предприятия занимается федеральная власть. Рабочих постоянно запугивают или пытаются подкупать обещаниями высоких выплат после сокращения. В июле в ходе раздачи партийной газеты, имеющей государственную регистрацию, трое активистов партии были задержаны полицией по указу ФСБ. Поэтому неудивительно, что собрать массовый открытый сход у завода являлось сложной задачей, учитывая также, что накануне встречи с Куминым рабочие к тому же были запуганы на профсоюзном собрании угрозой увольнения, а в сам день митинга сотрудники администрации фотографировали всех, кто осмелился на него зайти.

Тем не менее, удалось договориться с кандидатом от КПРФ о районном митинге, основной темой которого должен был стать завод Хруничева. Но вдруг через пару дней наши «борцы с зюганизмом» извещают партию о раздаче 900 (как они хвастались, хотя, на деле, возможно, меньшего количества) листовок рабочим с призывом выходить на сход с кандидатом от Справедливой России. Причем никто бы и не узнал о их сходе до дня проведения, если бы рабочие сами нам о нем с недоумением не сообщили, буквально вопрошая, не провокация ли это.

Абсурд ситуации замыкается на игнорировании «сектантами» кампании кандидата от КПРФ, с которым партия напрямую держала связь, несмотря на формальное принятие их стороной «поддержки» данного кандидата. С трудом удалось повлиять на них отказаться от схода с эсером, даже после получения ими информации о сходе с кандидатом КПРФ. В итоге рабочие были введены в заблуждение такой подставой со стороны фракционеров, для которых политическая принципиальность и последовательность действий, видимо, является чем то неприемлемым.

В начале 2018 года в Московском Комитете партии шло обсуждение решения проблемы невозможности получения согласований ни одной акции по любой теме в администрации Москвы. То есть нам элементарно хотели перекрыть воздух области проведения публичной агитации. Выборная кампания предоставила нам возможность практически ежедневно участвовать в районных митингах, на которых собираются живые люди – тот самый рабочий класс, обеспокоенный решением различных социальных проблем, а не горстка левых активистов из десятка организаций, не имеющих никаких связей с пролетариатом. В то время, когда сторонники положений съезда исполняют обозначенные им решения, «сектанты» объявляют это «хвостизмом» и игнорируют посещение районных митингов.

В силу вышеуказанного мы вынуждены констатировать, что фракционеры изначально вели работу на раскол, прекрасно осознавая невозможность победы собственной позиции честным и демократическим путем. Следовательно, мы вынуждены признать выбывшими из партии ряд бывших членов Центрального комитета, отказавшихся отменять антисъездовское решение МК от 22 июня 2018 г., ставших на защиту действий антипартийной группы на собрании 03.08.2018, тем самым выступивших против решений съезда партии, а именно:
Хопрова Дениса, Морозова Ивана, Иванькова Александра, Сандакова Артема, Ковалева Дмитрия, Капшука Антона. Также признать выбывшими Булаева Олега и Сивачева Григория.

Принимая во внимание известную политическую разобщенность выбывшей группы, намерения части ее начать объединительные процессы с рядом мелких сектантских групп, а также личную обусловленность конфликта ряда товарищей по несущественным вопросам со сторонниками традиционной партийной линии, Центральный Комитет готов рассмотреть в индивидуальном порядке восстановление некоторых товарищей в членстве в Революционной Рабочей Партии.

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+

Добавить комментарий