ОБРАЩЕНИЕ ОБМАНУТЫХ РАБОЧИХ СЛЗ К ОБМАНУТЫМ РАБОЧИМ РАСКО

Здравствуйте, товарищи по несчастью!
Пишем вам из подмосковного города Серпухов, который год назад был нами поставлен на уши.

Больше года акционеры, банкиры и налоговики, делившие между собой заводское имущество, не желали гасить нам задолженность по зарплате. Долгов, к слову, тогда набежало на двести миллионов рублей семистам рабочим – ни много ни мало треть от всех долгов по зарплате в Московской области.

Не все, к сожалению, смогли пройти проверку временем: кто-то уволился, желая найти новую работу без надежды вернуть заработанное на старой, кто-то не хотел верить в силу протеста, у кого-то просто не было времени в силу личных обстоятельств, кто-то даже успел умереть, чьи родственники продолжили требовать вернуть краденое. В итоге максимум, собранный нами в ходе ключевой акции, немногим не дотягивал до двухсот человек. И это не говоря уже о нескольких десятках в инициативной группе, которая, однако, не сдавалась: закатывала скандалы в районной администрации, банках и отделении УВД, нарушала тишину собраниями на проходной банкротившегося предприятия, заваливала всевозможные инстанции коллективными и индивидуальными жалобами, прибавляя работы бездельникам из структур. Боевой дух не мог упасть, ведь буржуазия всё время вынуждала нас втягиваться в порочный круг личных междусобойчиков вместо решения проблем обездоленных; директор завода, якобы без ведома Следственного комитета, бродил на свободе, несмотря на подписку о невыезде, и строил новый завод в Кировской области; полиция вела себя провокационно, препятствуя даже СМИ. Факт того, что всё это безобразие длилось больше года, добавлял движению принципиальности, что, в свою очередь, даже подняло на протест тех, кто ранее сторонился участия в акциях, увеличив тем самым мобилизационный ресурс в черте города.

На определённом этапе стало ясно, что нужно централизовать протест требованием погасить задолженность по зарплате непосредственно и отстранить от власти тех, кто не желает действительно решать проблему. Таким образом, мы обособили себя от разборок имущих как класс неимущих, как пролетариат, путём заявления экономических и политических требований. Формой выражения последних стал митинг, на котором собралось двести человек.

Банкиры смотрели на анонсы митинга с ужасом. Они писали нам, чтобы мы отозвали уведомление и поддержали их, лишь бы не шумели. За пару дней до митинга они даже начали частично гасить долги. Но мы прекрасно помнили имена всех тех, кто не желал смотреть дальше своей сумы, и готовы были их озвучить. Митинг состоялся. Вскоре, к концу 2017 года, была погашена половина задолженности, а в январе – полностью за конец года. Директор завода был арестован.

Мы были тронуты вашими, товарищи, словами, сказанными на митинге. Мы не можем без сострадания к вам смотреть на то, что теперь происходит и в Воронеже. Вы, как и мы, смогли не понаслышке убедиться в том, что буржуазный строй будет способствовать обнищанию бедных для обогащения богатых. Что речь идёт о правиле, а не об исключении, что, по большому счёту, нам никто, кроме нас самих, не поможет. Никто не знает, как скоро добились бы мы своих зарплат, не проведя протест; но, наблюдая за наглостью буржуев и пассивностью чинушей, полагаем, что не добились бы и вовсе. Сейчас нам всем это важно понять, ведь в ходе банкротства СЛЗ нам не были переведены выплаты при сокращении, директор может выйти на свободу с символическим штрафом или условкой, продолжая шиковать на средства уже нового коллектива. А известия о новых трудовых конфликтах раздаются громом со всех уголков России, в том числе и в Воронеже. Вы вдохновляете нас на продолжение борьбы, а мы хотим верить, что сами станем для вас примером. Нет лучшего акта солидарности, чем борьба до победного конца в нашем общем деле. Мы следим за вами и верим, что у вас всё получится. Не унывайте, товарищи, вы не одиноки!

Победа будет за нами! Вся власть рабочим!

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+

Добавить комментарий