Какого единства мы добиваемся?

Тема широкого объединения левых и вообще оппозиционных сил постоянно муссируется в движении. В адрес РРП постоянно слышатся упреки в сектантстве и самоизоляции. Попробуем разобраться, обоснованны ли они.

Какого единства мы добиваемся?

Для того, чтобы рабочий класс мог реализовать свою историческую миссию и свергнуть гнет капитала, совершив коммунистическую революцию, его следует объединить в силу, способную на такое действие. В этой связи мы безусловно выступаем за широкое объединение и солидарность как отдельных рабочих, так и рабочих организаций. Конечно, мы далеки от идеи синдикального единства любой ценой и готовы идти на разрыв с оппортунистами во имя достижения победы, но тем не менее мы искренне боремся так, как это возможно за объединение всех рабочих, понимая, что лишь один авангард класса не достаточен для победы.

Однако этот подход применим лишь тогда, когда речь идет непосредственно о рабочих и их организациях. Многочисленные левые, около левые и тем более буржуазные оппозиционные организации к данной категории не относятся, или относятся далеко не всегда. Торжество контрреволюции и царство полицейской реакции вызывает к жизни различные более или менее радикальные оппозиционные группы. Они расцветают в интеллигентской и богемной среде широко и разнообразно. Все что их объединяет — это та или иная степень неприятия существующего режима. В каждой такой группе есть свой набор идей и устоявшихся представлений о действительности, желаемых целях и формах борьбы. У этих групп разнообразный социальный состав и не менее различное понимание своей социальной базы. Рабочая партия не может ставить своей целью объединять всех и вся во имя «всего хорошего и против всего плохого», в противном случае она перестанет быть рабочей партией. Всякое объединение, всякое совместное действие должно рассматриваться через призму четко понимаемого пролетарского классового интереса.

Проще говоря, если в ходе работы по организации рабочих в каких-либо трудовых коллективах мы сталкиваемся с другими группами, то, разумеется, вынуждены для достижения наших целей искать с ними соглашения. Что же касается групп вне рабочего движения, то сотрудничество с ними или совместные действия не являются целью, а лишь носят эпизодический характер.

Какого единства мы избегаем?

Долгий период реакции порождает множество теоретических школ, группок и течений. С одной стороны это проявление живой творческой мысли людей, с другой, и во многом, графоманские потуги доморощенных обновителей мира. Тщетно пытаться найти единства меж ними. Будучи собранными вместе они не только не увеличивают сил друг друга, но взаимно ослабляются, тонут в вечных спорах и становятся неспособными к действию окончательно.

В целом мы за единство рабочего класса, но против единства ради единства. Необходимость дойти до рабочей массы порой вынуждает нас работать с массовыми оппортунистическими организациями, но надо помнить, ради чего мы идем на такое взаимодействие — ради массы рабочих состоящей или идущей за ними. Работать же с мелкими сектами, искать с ними союза и идти на какие либо компромиссы мы ни в коем случае не должны, ибо в этом случае мы уводим себя от изначально поставленной цели — пролетарской революции. Равно как не может быть никакого соглашения или обязательств перед руководством оппортунистических организаций, пусть даже и массовых.

Всякий раз нужно придерживаться старого доброго принципа — бить вместе, но идти врозь. Локальная задача может принудить нас к совместному выступлению с кем угодно, но никаких программных или организационных уступок случайным попутчикам с нашей стороны быть не должно.

Наша тактика и революционные перспективы

Революционный подъем лишь в малой степени связан с действиями революционеров. Массы пролетариев находятся в большей степени под влиянием объективных обстоятельств их жизни и под действием буржуазной идеологии, доминирующей в обществе, поэтому они приходят в движение по целому ряду внутренних объективно вызревающих причин, а вовсе не из-за успехов революционной пропаганды. Роль революционной организации в том, чтобы в тот момент, когда масса пришла в движение, дать ей организационное начало и ясную программу отвечающую её (массы) коренным интересам. И тем самым обеспечить победу.

Исходя из этого, мы с одной стороны стремимся строить организацию на строго определенном идейном единстве, с другой сохранять единый фронт со всеми рабочими организациями, включая массовые оппортунистические, с тем чтобы сохранить связь с массами рабочих и ни в коем случае не противопоставить себя им.

В условиях подъема мы рассчитываем на то, что сможем придать революционный характер действиям рабочих. Понудить к активным действиям, или ниспровергнуть оппортунистическое руководство массовых организаций или построить новые, опираясь на энтузиазм пролетариата. Мы не можем заранее знать, как будут развиваться события и какие организационные формы примет рабочее движение. Но несомненно нынешнее закостеневшие формы рабочей организации, такие как КПРФ и ФНПР, претерпят радикальные изменения. Они будут радикализироваться под влиянием настроения масс или будут сметены революционным потоком, дав место другим организационным формам.

Отношение к выборам

Стремясь к связи с широкими массами рабочих мы должны использовать все формы агитации и пропаганды. Участвовать во всех доступных формах борьбы, не уклоняясь ни в коем случае от выборов ни под каким предлогом. Везде где возможно — выдвигая своих или надежных рабочих кандидатов, а там где это невозможно — оказывая критическую поддержку хотя бы номинальным коммунистам с тем, чтобы четко противопоставлять себя буржуазии и сохранять единый фронт с рабочими, поддерживающими массовые организации, пусть сколь угодно оппортунистические.

Так, последовательно придерживаясь тактики единого фронта, мы сможем наиболее эффективно воздействовать на рабочее движение в момент подъема и привнести в него нашу революционную программу.

Сергей Биец

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+

Добавить комментарий